К российские актрисы Кино ТеатрРУ


фото киселева л.с.

2017-09-25 13:28 главный усадебный дом 1765 1770 гг, ул Ленина, 5 , здание конторы 1767 год, ул Сервер Афганская война 1979 1989 представляет проект Art Of War, посвященный солдатам последних




Бежит колобок, плачет... - Ой, меня лиса щас съест! Навстречу волк: - Ах, бедный ты, несчастный Колобок, давай я тебе помогу... ...Ну вот, Бублик, тебя теперь не то что в рот, в руки взять противно...


И лысый бывает на волосок от смерти.






Навеяло после посещения соцсети, где нескончаемый поток выяснения, кто прав Украина или Россия. И польётся со всех сторон критика Брат на брата строчит донос Отъебись от меня политика У меня есть важнее проблема - понос!


Слово не воробей … Мой сосед и хороший знакомый, литовец по национальности, при Советском Союзе ходил на дальнем востоке, боцманом в море. Судно рыбацкое, но, тем не менее, промысел вело в нейтральных водах. Отсюда и контроль на лояльность. В один прекрасный день, по какому-то поводу, несколько членов экипажа собралось в кают-компании, где употребили спиртное. Старпом, по пьяной лавочке, задал всего один, шутливый и в общем-то невинный вопрос, мол, был ли ты Андрес, «лесным братом». Тот без всякой задней мысли, так же шутливо, подтвердил это, хотя в войну, ему было не более полутора лет. Да еще и добавил, что мол, даже «шмайсер» у меня остался, и я его в Литве, на чердаке родного дома спрятал. Как он по пьяни вспомнил, что немецкий автомат, «шмайсером» называется, объяснить он потом так и не смог. Через неделю пришли в порт, и команду распустили в краткосрочный отпуск. Через две недели, прибыв на судно, Андрес, удивленно рассматривал список команды выходящей в море, где его фамилия была подчеркнута красным карандашом. Это могло означать только одно: его сняло с рейса КГБ. С подрагивающими коленями и взмокшей спиной, он бросился в местный отдел, где суровый майор, хлопнув ладонью по столу, сразу взял быка за рога. - Где «шмайсер,» Андрес? - прожигая тяжелым взглядом, спросил он. Андрес тщетно пытался вспомнить, что такое «шмайсер», и почему он должен знать, где тот находится. Через полчаса, промычав что-то невразумительное, он покинул кабинет, с твердым наказом, что пока он не сдаст этот самый «шмайсер», моря, да и вообще работы, ему не видать как собственных ушей. Через две недели вынужденного прогула он получил от мамы с родины слезное письмо. Мама писала: - Сынок, скажи ты им, где ты спрятал этот чертов «шмайсер», они ведь уже у всей нашей родни крыши поразбирали! Тем не менее, дело потихоньку замялось, и через полгода, Андрес, с трудом, но нашел себе работу на берегу. На свадьбе нашего общего знакомого, где гулял и я и Андрес, и которая была лет через пять, после означенного события, народ так и не понял, почему инфантильного Андреса, с трудом удалось оторвать от тела удушаемого им малознакомого человека, который задал ему один-единственный и в общем-то невинный вопрос: - А в Литве были лесные братья?